путешествие

Рождество в Нью-Йорке

Мы прибыли в канун Рождества. Идея провести новогодние праздники в Нью-Йорке нам казалась более чем удачной. Ведь все «картинки» об идеальном празднике — Новогодней ёлке, шумным от детского смеха катком, всех этих сверкающих украшений, торжественно-сказочном голосе Нэт Кинг Коула, поющем о Санта Клаусе и его верных оленях, подарках в красочной обертке — все это вселило в нас непоколебимое утверждение: настоящий дух Рождества живет именно здесь, а никак не в Лапландии.

undefined

К сожалению, не мы одни тогда отправились за новогодним настроением в «столицу мира». Оказаться в тот момент на Манхэттене, в потоке толп туристов, зимних распродаж, километровых очередей в лучших традициях перестройки СССР, было все равно что попасть в «горящую точку». Но наше предрождественское настроение слегка притупилось еще задолго до того, как мы ступили на американскую землю. Никакие поиски приличного жилья не увенчались успехом. Не устраивало всё, но больше всего — цена. Вдвое или втрое увеличенные сезонные ставки не оставляли надежды, но мы рассчитывали на чудо.
Чудом оказались наши близкие друзья, не так давно переехавшие сюда, которые с радостью приняли нас в своей уютной квартирке, несмотря на то, что недавно стали родителями. Еще большей удачей оказалось то, что они, по-юношески влюбленные в Нью-Йорк, в охапку с коляской, дитем и всегда в прекрасном расположении духа, стали нашими проводниками и с восторгом показывали нам каждый уголок города.

Я помню волнение, с которым покидаешь аэропорт Кеннеди — словно перед встречей с горячо почитаемой звездой... 

undefined

Истерия... Вот, пожалуй, наиболее ёмкая эмоция, которую испытываешь, обнаружив себя в Нью-Йорке впервые. Истерия от того, как много всего и как невозможно все это осилить, поглотить, осознать — ни физически, ни духовно. Истерия, которая заставляет до исступления истоптать все ноги, и вот ты уже, вроде как, лежишь ночью, изможденный, в кровати, но мысленно все еще обходишь Трайбеку или Китайский квартал и строишь планы следующего дня, на радость своим свеженьким мозолям. Истерия от того, что ты оказался в центре вселенной, где твои кумиры в разное время также сходили с ума, вдохновлялись, а потом вдохновляли тебя.

undefined

Я везде слышала джаз — в каждом застывшем фасаде непостижимого небоскреба, в каждом проносящемся поезде сабвея, в сбившихся в стаи истошно гудящих желтых такси, застрявших в вечной пробке, в разноцветной толпе прохожих, единой серой массой переходящих дорогу по сигналу светофора. Я словно видела, как Девис или Колтрейн спешили на репетицию, нервно докуривая сигарету, по грязному тротуару какой-нибудь стрит. А Дюк с Эллой, а, может, Луи с Билли под руку неспешно выгружали свои тела из кэба на какой-нибудь авеню, остановившись перед входом в ресторацию.

undefined

Мы попали не только в самый рекордно туристически насыщенный сезон, но и в аномально холодную зиму. Два этих фактора доставляли массу дискомфорта, а, в сущности, только усиливали ту самую истерию. Долго гулять было тяжело, но страшно хотелось ни в коем случае ничего не упустить. Пройтись «по пунктам», как говорится, обязательными к просмотру и посещению, становилось пыткой — будь то музей Гуггенхайма, или МоМА. Ибо, выстояв минимум часовую очередь на улице, на современное искусство становится, мягко говоря, начхать! Попасть на мюзикл, в знаменитый джаз клуб, в театр или оперу в канун Рождества — практически лотерея, ибо озадачиться билетом нужно сильно заранее. Но шанс всегда есть.

undefined

Такое общественное явление, как «очередь» в Нью-Йорке носит совершенно обыденный характер. Как удачно заметил наш нью-йоркский друг, «если где-то образовалась очередь, то настоящий американец, проходя мимо, обязательно в нее встанет». Очередь здесь — не отголосок дефицитного прошлого Страны Советов, это индикатор качества и уровня. Я почти не припомню ни одного раза, чтобы нам удалось, проголодавшись, поддаться порыву и сиюминутно удовлетворить свои естественные потребности, присев за столик милого ресторанчика. Еще и потому, что выбор заведений просто ошеломителен: остановиться же хочется на лучшем! В какой-то момент ты уже начинаешь привыкать к чрезмерным выделениям желудочного сока, которые образуются сильно после того момента, как ты поймал себя на мысли «а неплохо бы и перекусить». Сделав, наконец, свой окончательный выбор, ты обреченно встаешь в треклятую очередь. Иногда ты просто стоишь в очереди на улице, иногда ожидание приобретает слегка садистский оттенок: через стекло, или за барной стойкой, или буквально за ограждением ты стоишь и смотришь, как другие неторопливо едят. А они смотрят на тебя.

К слову, о еде. Не надо быть ценителем высокой кухни и завсегдатаем мишленовских ресторанов, чтобы признаться себе в том факте, что американская кулинарная традиция — это отсутствие «кухни» как таковой. Но только не в Нью-Йорке! Здесь можно бесконечно находить «свои» места. И, конечно, чем совершенно замечателен Нью-Йорк, это тем, что он — мультинациональный. Если вы зайдете в итальянское кафе, то непременно окажетесь в Италии. Потому что хозяин ресторана — невысокого роста пылкий итальянец средних лет, лично вас встретит на чистом итальянском, перестелит белоснежную скатерть, и, возможно, даже сам, оказавшись заодно и поваром, приготовит вам пиццу на идеальном тонком тесте или сварит единственно правильную пасту «аль денте». Если вы забредете в Чайна-таун, то в ту же секунду очутитесь в шанхайском или пекинском густонаселенном квартале, где в двенадцати квадратах «Пельменной», набитой одинаковыми крикливыми китайцами, как корнишонами в банке, вы отведаете самых настоящих пельмешек или традиционной лапши. Можно устроить себе целое кругосветное гастрономическое путешествие: начать проще всего это делать в районе с очень многообещающим названием Hell’s Kitchen (перевод с англ.— «Адская кухня»). Здесь, к примеру, мы побывали в Эфиопском ресторане с официантками, воплощающими собой профиль Нефертити. Остались под большим впечатлением, но больше решили туда не ходить.

undefined

Когда вы отправляетесь в Нью-Йорк, вы должны отдавать себе отчет в том, что Нью-Йорк — не Америка. Хотя именно здесь, как нигде, можно ощутить квинтэссенцию всего американского капиталистического общества с его бесконечными правилами, ограничениями и правами, страстью к потреблению, классовостью и контрастами.
Первые встречи с городом — всегда самые яркие в памяти, как первое свидание. В один из наших первых вечеров в Нью-Йорке мы прогулялись по Уол-Стрит, с его «белыми воротничками», акулами бизнеса, биржевыми волками, и простыми офисными секретаршами и клерками, после чего собирались посетить джазовый клуб. Мы спустились в метро и увидели столпотворение на перроне: молодая женщина, скорее всего латиноамериканка, лежала прямо на бетонном полу, пока небезразличные волонтеры принимали у нее... роды! Женщина была в полубессознательном состоянии, а ее муж уже держал на руках недоношенного младенца. Зрелище было невообразимое! Стоит ли говорить о том, с какими противоречивыми мыслями и в каком настроении в тот вечер мы слушали джаз в исполнении виртуозов. К счастью, позже мы узнали из новостей, что история закончилась благополучно: — маму и ребенка успели доставить в реанимацию и оба остались живы. Казалось бы, увидеть подобное можно где угодно на этой земле. Но то, что это случилось в Нью-Йорке, было особенно символичным.

undefined

Нью-Йорк многолик и многолюден. Настолько, что ты не успеваешь различать и, уж тем более, запоминать прохожих. Как после бурной вечеринки, полной ярких персонажей: ни одного лица и имени наутро ты не вспомнишь. Словно человеческий мозг просто не способен абсорбировать такое количество визуальной информации. А вот нью-йоркские дети чрезывычайно бросаются в глаза — они удивительно красивы и непосредственны в своей манере перебирать ножками, одетыми в легкие туфельки даже без колгот — и это в минусовую температуру! И то, и другое, безусловно, заслуга родителей — часто, разнорассовых и свободных в манере воспитания.

undefined

В Нью-Йорке можно найти абсолютно всё: любой самый экзотический продукт или непредставимой редкости специи, любой предмет, любой артефакт или атрибут национальной одежды — от чалмы до вышиванки. Возможно, именно этот фактор комфортности для представителя любой расы и любой национальности до сих пор привлекает сюда такое количество эмигрантов. Конечно, такой «намоленный» город, впитавший в себя пот и кровь огромного количества литераторов, художников, артистов, музыкантов, дизайнеров и архитекторов, некогда также приехавших сюда за своей «сбычей мечт», не может не побуждать их последователей к аналогичным действиям. Приезжают за успехом, за деньгами, да просто за работой. Но при такой концентрации талантливых, конкурентоспособных и трудолюбивых кадров на один квадратный метр, попробуйте только представить, каких усилий вам будет стоить покорение своего Эвереста. Возможно, на это уйдет вся жизнь, состоящая лишь из нескончаемой работы «24/7» и борьбы за место под солнцем — так, как это происходит у обитателей «Большого Яблока».

undefined

Еще главный вывод, на котором мы сошлись: Нью-Йорк это город для идеального одиночества. И рай для настоящий городских сумасшедших, которых кстати встретить можно немало. Здесь с удивительной легкостью можно затеряться в толпе и быть самим собой, не заботясь об общественном мнении. Если вы не нарушаете закон, не трогаете окружающих, то можете свободно жить в мире собственных иллюзий, одеваться, как вздумается (или не одеваться вовсе), исповедовать любую веру и вообще жить так, как угодно душе.

undefined

Однажды ты просыпаешься утром и понимаешь, что не стоит пытаться объять необъятное: понять и впустить в себя максимум этого города за один, или даже два раза — просто невозможно.

Тут самое главное вовремя остановиться, простить себе неохваченные пункты своего «списка» и пообещать обязательно сделать несделанное, но уже в другой раз. В момент этого прозрения наша истерия закончилась. Вместе с ее уходом пришло главное осознание: мы не хотим встречать Новый Год в Нью-Йорке, среди торжествующей толпы в блестящих картонных праздничных колпаках где-нибудь на Таймс. Мы взяли машину, составили приблизительный маршрут наших передвижений и сбежали от города, где непонятно, кто кого поглощает — ты его, или он тебя.

undefined

Каждый должен обязательно найти свой собственный Нью-Йорк.  

Могу сказать, что нам это удалось. И с удовольствием делюсь списком того, что, на мой взгляд, стоит обязательно сделать, окажись вы в этом Центре Вселенной:

Что обязательно нужно сделать в Нью-Йорке:

1. Забраться на вершину Rockfeller Center и посмотреть оттуда на панораму Манхэттена. Именно с этого стоит начать впитывать этот город, а никак не с Times Square.

undefined

2. Посетить хотя бы раз джазовый клуб. Это «must», даже если вы совершенно равнодушны к джазу и для вас это просто хаотичный набор непонятных звуков. Зачем? Затем, что это атмосфера, это самый настоящий Нью-Йорк. Не говоря уже о том, что здесь совершенно естественно можно оказаться на концерте в миниатюрном клубе из шести столиков, где перед вами будет выступать живая легенда современного джаза на расстоянии вытянутой руки. К счастью, выбирать в Нью-Йорке есть из чего:
— Jazz Standard — классика Нью-Йорка с именитыми артистами, но очень тесной обстановкой. А также с отличным сервисом.
— Jazz at Lincoln Center — на самом деле, это не клуб, а целый центр с несколькими залами. В зале Dizzie’s можно провести потрясающий вечер под очень серьезную музыку с неповторимым видом на ночной Манхэттен.
— Village Vanguard — не стоит удивляться, если в зале вы окажетесь единственным «белым» человеком.

undefined

— Smalls — традиционный очень маленький и очень аутентичный.
— Blue Note — один из самых популярных клубов, где, скорее всего, перед вашим взором будет не только популярный артист, но и большое количество туристов в зале.
— Fat Cat — более чем демократичное, студенческое и даже «хипстерское» место, где очень дешево, достаточно грязно, но отличная живая музыка.


3. Открыть для себя бейглы — если вы их еще не пробовали. По сути, это знакомый нам с дества бублик, только еще вкуснее. Разрезается он пополам и заправляется любой на вкус и цвет начинкой, или же намазывается «спредом». Вкусно и калорийно невероятно! Кафетерии с бейглами встречаются на каждом углу, если не на каждом шагу.


4. Сходить на настоящую баптистскую воскресную мессу в церковь в Гарлеме. Впечатлений и мурашек будет не меньше, чем от живого выступления Тины Тернер или Бейонсе. Правда, придется еще послушать специфическую проповедь и воздержаться от съемки. И вообще стараться сильно не выдавать в себе туриста.


5. Сходить в театр. Не важно, будет ли это Metropolitan Opera или полулюбительский студенческий театр с молодыми актерами. Билетами лучше озаботиться заранее. Например, единственным исключением из наших правил «никогда ничего не делать заранее» стала бронь (за месяц) билетов на оперу «Волшебная флейта» в Метрополитен Опера и на шоу современного балета Элвина Эйли в «New York City Center», о чем мы ни разу не пожалели.

undefined


6. Обязательно сходить на мюзикл. Даже если вы не питаете к ним особой страсти! Считайте, что вы оказались в главной и лучшей бродвейской кузнице, где мюзиклы ставят самые профи. Не воспользоваться этим было бы преступно!


7. Хотя бы раз посетить ресторан авторской кухни какого-нибудь повара.


8. Если вы страдаете буржуйскими наклонностями и брезгливо относитесь к общественному транспорту, все равно постарайтесь хотя бы раз проехаться в Нью-Йоркском метро.


9. Съездить в Бруклин.


10. Прогуляться пешком по главным районам Манхэттена — Гарлем, Челси, Вест-Виллидж, Гринвич-Виллидж, Маленькая Италия, Нолита, Сохо, Трайбека, Финансовый Квартал, Чайна Таун. Пусть пока эти названия вам ни о чем не говорят, но стоит разок побывать в каждом из них — и вы уже неплохо начнете ориентироваться на Манхэттене.

А если вас угораздило оказаться в Нью-Йорке прямо сейчас, вот вам в помощь список особенных нетривиальных мест, составленный моими друзьями, где можно перекусить:

— японские булочные на Astor Place. Например, Panya Bakery. Очень аутентично.
— Woori Jip — корейская забегаловка на 34й улице.
— Les Ambassades — на Frederic Douglas Blvd & 119 Street — сенегальское кафе с отличными круассанами в Гарлеме
— Vanessa’s Dumplings — это место в чайнатауне. Большая порция пельменей за 5 долларов!
— Кафе Reggio — обязательно для посещения, хотя бы потому что ему уже 100 лет и там как будто ничего за эти сто лет не изменилось. Еще это было любимое место Бродского.
— бар Jimmy в гостинице «The James» в Сохо (15 Thompson Street
New York, NY 10013)

путешествие

comments powered by HyperComments